saetherny (saetherny) wrote,
saetherny
saetherny

Где мой сыр? (Часть I)



Я тут искал для себя какую-нибудь вдохновляющую литературу. Что-нибудь по саморазвитию, мотивации, укреплении веры в себя, и наткнулся на тоненькую книжечку за авторством некого Др. Спенсера Джонсона, которая называлась не иначе, как «Познай свою мечту, или Где мой Сыр?», 3/4 из которой занимала достаточно простая история-притча, тем не менее помогающая открыть глаза на жизненные перемены, и многие самые разные ситуации. И чем больше я вдумывался в эту сказочку, тем больше проникался её гениальностью. Она хоть и большевата по формату блога, но займёт от силы 20 минут вашего времени, принеся с собой несоизмеримо большую пользу.

Итак, в сказке есть:
4 действующих лица — это мы с вами.
Собственно, «сыр», олицетворяющий собой всё, чего мы добиваемся в жизни, — будь то хорошая работа, любовь, деньги, собственность, здоровье или душевный покой.
И, наконец, «лабиринт» — то, где мы всё это ищем: место работы, семья или общество.

Сама сказка:
Однажды, давным-давно, в далекой стране жили четыре маленьких существа, которые постоянно бегали по лабиринту в поисках сыра — он служил им пищей и делал счастливыми. Двое из них были мышами, звали их Нюх и Шмыг, а двое других — коротышки, ростом с мышей, но выглядели и вели себя как вполне современные люди. Коротышек звали Ох и Ах.

Из-за крохотных размеров было не так-то просто разглядеть, чем эта четверка занимается. Но если приглядеться повнимательней, можно было заметить самые невероятные вещи. Каждый день мыши и коротышки проводили в лабиринте в поисках своего особого сыра. Мыши Нюх и Шмыг, у которых были обычные мозги грызунов, но замечательные инстинкты, искали твердый пахучий сыр, который они, как и все мыши, обожали.
Коротышки Ох и Ах использовали свои мозги, напичканные множеством убеждений, для поиска своего особого Сыра с большой буквы С, который, по их мнению, должен был принести им счастье и успех.
Какими бы разными ни были мыши и коротышки, кое-что их все-таки объединяло: каждое утро они облачались в спортивные костюмы, надевали кроссовки, выбирались из своих маленьких домиков и бежали в лабиринт на поиски своего любимого сыра. Лабиринт представлял собой хитросплетение коридоров и комнат, причем в некоторых из них находился восхитительный сыр. Но кроме сыра, там были еще темные закоулки и ведущие в тупик проходы. Короче, это было место, где любой мог запросто заблудиться.
Однако тем, кто находил правильный путь, лабиринт открывал свои секреты, позволявшие вкусить лучшей жизни. Как вы помните, мозги у мышей Нюха и Шмыга были примитивные, поэтому они применяли в поисках сыра простой, но неэффективный метод проб и ошибок. Нюх своим большим носом вынюхивал общее направление, и Шмыг бросался вперед. Как вы можете догадаться, они постоянно блуждали, двигались в неверном направлении и часто со всего разбега налетали на стены.
Обладатели более «изощренных мозгов», с убеждениями и эмоциями коротышки Ох и Ах вели в лабиринте жизнь, более сложную и захватывающую. Соответственно и методы поиска Сыра у них были более изощренными. Они умели думать, использовали опыт прошлого, хотя их способности были несколько подпорчены взглядами на жизнь. В конце концов, каждый своим способом, но все они нашли то, что искали, — свои особый сорт Сыра в конце одного из коридоров в сырной кладовой С.
После этого каждое утро мыши и коротышки стали облачаться в свое спортивнее снаряжение и направляться к сырной кладовой С. Прошло немного времени, и они уже четко освоили нужные им маршруты.
Нюх и Шмыг продолжали ежедневно рано вставать и бежать через лабиринт, всегда следуя одному и тому же маршруту.
Прибежав к месту назначения, мыши снимали кроссовки, связывали шнурки вместе и вешали их себе на шею, чтобы в случае необходимости они всегда оказывались под рукой. А затем лакомились сыром.
Поначалу Ох и Ах также бегали каждое утро к сырной кладовой С, чтобы отдать должное ожидавшему их деликатесу. Но вскоре подобное однообразие коротышкам наскучило. Ох и Ах просыпались каждый день все позже, одевались все медленней, и не спеша направлялись к сырной кладовой С. В конце концов, они ведь знали, где находится Сыр и как к нему добраться.
Они и понятия не имели, откуда взялся Сыр и кто его туда положил. Коротышки просто считали, что там его место.
Приходя каждое утро к сырной кладовой С, Ох и Ах устраивались там как дома.
Они вешали на крючки свои спортивные костюмы, сбрасывали кроссовки и переобувались в тапочки. Найдя Сыр, коротышки стали привыкать к комфортной жизни.
— Замечательно, — говорил Ох. — Сыра здесь хватит на целую вечность. Коротышки чувствовали себя счастливыми и преуспевающими, считали, что теперь им ничто не угрожает.
Прошло еще немного времени, и Ох и Ах уже начали считать Сыр, который нашли в Сырной кладовой С, своим. Запасы Сыра были столь велики, что коротышки перенесли поближе свои жилища, переместив туда же и центр общественной жизни. Чтобы чувствовать себя еще уютнее, Ох и Ах начали расписывать стены лозунгами на фоне изображения Сыра, на которые и сами не могли смотреть без улыбки. Один из лозунгов гласил:
СЧАСТЛИВ ТОТ, КТО ВЛАДЕЕТ СВОИМ КУСКОМ СЫРА!

Иногда Ох и Ах приглашали своих друзей посмотреть на гору Сыра в сырной кладовой С. Они показывали на нее, не без гордости отмечая:
— Замечательный Сыр, верно? Иногда коротышки делились с друзьями Сыром, иногда — нет.
— Мы заслужили этот Сыр, — говаривал Ох. — Нам ведь пришлось изрядно попотеть, чтобы найти его!
Он отламывал основательный свежий кусок и уписывал за обе щеки. После этого Ох ложился вздремнуть, что уже вошло у него в привычку.
Каждый вечер коротышки ковыляли домой, нагруженные Сыром, а каждое утро уверенно шли за новой порцией. Так продолжалось довольно долго.
Через некоторое время уверенность Оха и Аха переросла в самонадеянность.
Вскоре они так расслабились, что перестали даже замечать, что творится вокруг.
А Нюх и Шмыг в это время продолжали жить своей обычной жизнью. Каждый день они приходили рано утром в сырную кладовую С, шмыгали там по всем углам, обнюхивали и осматривали, проверяя, не изменилось ли что-нибудь со вчерашнего дня. А после этого садились погрызть немножко сыра.
Однажды утром они прибыли в сырную кладовую С и увидели, что сыра больше нет. Это не было сюрпризом. Поскольку Нюх и Шмыг замечали, что запасы сыра с каждым днем понемногу тают, они были готовы к неизбежной развязке и инстинктивно понимали, что нужно делать.
Мыши посмотрели друг на друга, сняли кроссовки, которые висели со связанными шнурками у них на шеях, натянули их на свои лапки и зашнуровали.
Они не стали предаваться излишнему анализу ситуации. К тому же, голова у них не была занята какими бы то ни было особо сложными взглядами.
Для мышей и сама проблема, и ее решение были достаточно простыми. Ситуация в сырной кладовой С изменилась. Поэтому Нюх и Шмыг решили измениться сами.
Обе мышки заглянули в лабиринт. Затем Нюх поднял свой нос, принюхался, кивнул Шмыгу, и тот тут же шмыгнул в коридор лабиринта. Нюх старался поспевать за ним изо всех сил.
Организация поисков Нового Сыра не заняла у них много времени. В тот же день, только позже, в сырной кладовой С появились Ох и Ах. Они не обращали внимания на небольшие изменения, которые происходили там ежедневно, поэтому абсолютно не сомневались, что Сыр находится на своем обычном месте.
Коротышки были совершенно не готовы к тому, что увидели.
— Что! Нету Сыра?! — заорал Ох. А потом продолжал вопить:
— Где Сыр? Где МОЙ Сыр?! — словно громкие крики могли вернуть его сокровище на место.
— Кто украл мой Сыр? — не унимался он.
Наконец Ох уперся руками в бока, лицо его налилось кровью, и он выкрикнул срывающимся голосом:
— Это несправедливо!
Ах лишь покачивал головой, глазам своим не веря. Он также рассчитывал найти Сыр в сырной кладовой С. И долгое время так и стоял, окаменев от шока. Ах не был готов к происшедшему. Ох продолжал что-то верещать, но Ах не хотел его слушать. Не желая объективно оценивать ситуацию, он предпочел попросту отключиться. Поведение коротышек было не очень-то привлекательным и не эффективным, но вполне объяснимым. Ведь поиски Сыра были нелегким делом, а сам он значил для них гораздо больше, чем просто пища на каждый день.
Обладание Сыром было для коротышек равнозначно обретению счастья. В зависимости от наклонностей и вкусов, разным было и значение Сыра. Для них Сыр был материальной ценностью. Для других обладание Сыром подразумевало наслаждение хорошим здоровьем или ощущением своего благополучия. Для Аха Сыр означал чувство безопасности, возможность когда-нибудь иметь любимую семью и жить в уютном коттедже в долине Чеддер.
Для Оха Сыр рисовался Большим СЫРОМ, дающим власть над другими, и возможность жить в огромном особняке на вершине холма Камамбер. Поскольку Сыр был так важен для них, оба коротышки долго ломали голову, пытаясь решить, что же делать. Все, до чего они додумались, это продолжать рыскать по сырной кладовой С, чтобы убедиться, что Сыр действительно пропал.
В то время, как Нюх и Шмыг быстро продвигались вперед, Ох и Ах продолжали охать и ахать. Они причитали и пустословили о несправедливости судьбы. Ах начал впадать в депрессию: «А что произойдет, если Сыра и завтра не будет?» Ведь все свои планы на будущее Ах связывал с этим Сыром!
Коротышки никак не могли поверить в случившееся. Как могло такое произойти? Ведь никто же ни о чем не предупреждал! Это неправильно! Все должно было быть по-другому. В тот вечер Ох и Ах ушли домой голодными и унылыми. Перед уходом Ах написал на стене:
ЧЕМ ВАЖНЕЕ ДЛЯ ТЕБЯ СЫР, ТЕМ СИЛЬНЕЕ ТЫ К НЕМУ ПРИВЯЗАН

На следующий день Ох и Ах покинули свои жилища и вернулись в сырную кладовую С, рассчитывая как-нибудь найти свой Сыр. Однако ситуация не изменилась, Сыра там не было! Коротышки понятия не имели, что им делать. Ох и Ах просто стояли в кладовой, застыв на месте, словно две статуи. Ах изо всех сил зажмурил глаза и прижал руки к ушам. Хотелось просто отключиться от всего вокруг. Он и знать не желал, что запасы Сыра уменьшались постепенно. Ах был убежден, что Сыр исчез в одно мгновение!
А Ох раз за разом анализировал ситуацию, ожидая, пока его мозг с хитросплетениями взглядов что-то подскажет.
— За что со мной так поступили?! — воскликнул он. — Что здесь, в конце концов, происходит?
В это время Ах открыл глаза, огляделся вокруг и спросил:
— А кстати, где Нюх и Шмыг? Как ты думаешь, они что-нибудь знают?
— Что они могут знать? — фыркнул Ох. — Это всего лишь мыши. Они просто реагируют на происходящее. А мы — коротышки. Мы особенные! Мы наделены способностью все понимать. Кроме того, мы заслуживаем лучшей участи. Такое не должно было случиться с нами, а раз уж случилось, у нас должны быть определенные преимущества.
— А почему у нас должны быть преимущества? — спросил Ах.
— Потому, что мы имеем право, — заявил Ох.
— Право на что? — попытался уточнить Ах.
— Право на наш Сыр.
— Почему? — спросил Ах.
— Потому, что это произошло не по нашей вине. Кто-то другой накуролесил, так что нам должны вернуть все, что нам причитается.
— А может, нам лучше не анализировать без конца ситуацию, а отправиться на поиски Нового Сыра? — предложил Ах.
— Ну уж нет, — отрезал Ох. — Я собираюсь разобраться здесь во всем до конца.
Пока Ох и Ах еще решали, что делать, Нюх и Шмыг были уже в пути. Они спускались и поднимались коридорами лабиринта, заглядывая в каждую сырную кладовую, попадавшуюся на пути. Они не думали ни о чем другом, кроме поисков Нового Сыра. Долгое время им ничего не удавалось найти, но, наконец, они проникли в район лабиринта, в котором прежде никогда не были, — в сырную кладовую Н. Мыши завизжали от восторга. Они нашли то, что искали: огромные запасы Нового Сыра! Нюх и Шмыг с трудом поверили своим глазам — такого огромного хранилища они еще никогда не видели.
Тем временем Ох и Ах по-прежнему находились в сырной кладовой С, рассматривая и оценивая свою ситуацию. Они уже серьезно страдали от последствий исчезновения Сыра. Отчаявшиеся и голодные, коротышки стали обвинять в случившемся друг друга.
Время от времени Ах вспоминал своих приятелей-мышей, Нюха и Шмыга, размышляя, не удалось ли тем найти Сыр. Он не сомневался, что им, наверное, приходится несладко, поскольку поиски в лабиринте обычно сопряжены с неизвестностью. Но он также знал, что подобные страхи длятся недолго.
Иногда перед мысленным взором Аха возникала картина, как Нюх и Шмыг находят Новый Сыр и лакомятся им. Тогда он начинал думать о том, как было бы славно окунуться в приключения в лабиринте и отыскать свежий Новый Сыр. Ах чуть ли не ощущал его вкус на языке! Чем ярче рисовались Аху картины открытия и вкушения Нового Сыра, тем сильнее овладевало им желание покинуть сырную кладовую С.
— Пошли! — воскликнул он вдруг.
— Ну уж нет, — тут же ответил Ох. — Мне здесь нравится! Здесь уютно, я все здесь знаю. К тому же, снаружи опасно.
— Вовсе нет, — пытался убедить его Ах. — Мы ведь раньше уже побывали в различных местах лабиринта, так что это и теперь нам по силам.
— Я уже стар для приключений, — ответил Ох. — К тому же, боюсь. Мне вовсе не хочется заблудиться. А тебе?
После этих слов страх потерпеть неудачу вновь овладел Ахом, и надежда найти Новый Сыр опять угасла. И так изо дня в день. Жизнь коротышек проходила без изменений. Они приходили в сырную кладовую, не находили там Сыра и возвращались домой, отягощённые тревогами и переживаниями.
Дом для них уже перестал быть местом, где можно было восстановить силы.
Ночью их мучили кошмары о том, что они так и не найдут Сыра. И все равно Ох и Ах продолжали приходить в сырную кладовую, и проводили там целые дни в ожидании. Однажды Ох сказал:
— Если мы просто сильнее постараемся, увидим, что ничего страшного нет. Сыр, возможно, где-то рядом. Может быть, его просто спрятали за стеной.
На следующий день Ох и Ах вернулись с инструментами. Ох держал долото, а Ах колотил по нему молотком до тех пор, пока в стене сырной кладовой С не появилась дырка. Коротышки заглянули в нее, но Сыра там не обнаружили.
Они были разочарованы, но все еще верили, что смогут решить проблему. Назавтра пришли пораньше, задержались подольше и постарались побольше. Но в результате получили всего лишь большую дырку в стене. Ах начал понимать разницу между просто деятельностью и деятельностью продуктивной.
— А может, — предположил Ох, — нужно просто посидеть здесь и подождать? Рано или поздно нам должны вернуть Сыр.
Ах был рад в это поверить. И так день за днем они шли домой отдыхать и уныло возвращались в сырную кладовую С. Но Сыр там так и не появился.
К этому времени коротышки изрядно ослабели из-за голода и стрессов. Аху надоело просто ждать улучшения ситуации. Он начал понимать, что чем дольше они будут сидеть сложа руки, тем будет хуже. Ах понял, что они тратят отпущенное им время. Наконец в один из дней Ах рассмеялся над самим собой.
— Ах, Ах, полюбуйся на себя! Делаешь изо дня в день одно и то же и удивляешься, что ничего не меняется к лучшему. Если б я и так не выглядел очень глупо, можно было бы смеяться над этим еще. Аха вовсе не приводила в восторг идея отправиться в лабиринт, потому что он понимал: там вполне можно заблудиться, и не был уверен, есть ли там вообще еще какой-нибудь Сыр. Но он не мог не посмеяться над собственной глупостью, увидев, во что превратил его страх.
Он спросил у Оха:
— Куда мы подевали свои спортивные костюмы и кроссовки?
Найти их оказалось не так-то просто, потому что они забросили все свое снаряжение подальше, когда нашли Сыр в сырной кладовой С, полагая, что оно им больше никогда не понадобится. Когда Ох увидел, что друг облачается в спортивный костюм, он спросил:
— Неужели ты и на самом деле решил отправиться в лабиринт? Почему не хочешь просто подождать здесь со мной, пока нам не вернут Сыр?
— Потому что этого просто не произойдет, — ответил Ах — Раньше я не хотел этого понимать, но теперь вижу, что мы никогда не получим Старый Сыр обратно. Это был Вчерашний Сыр. И пора уже искать Новый Сыр.
Но Ох не сдавался:
— А если там, в лабиринте, больше нет никакого Сыра? А если и есть, что, если ты его не найдешь?
— Не знаю, — ответил Ах. Он задавал себе эти вопросы уже много раз и начал ощущать, как страх снова сковывает его по рукам и ногам. Затем он подумал об открытии Нового Сыра, обо всем хорошем, что за этим последует, и ощутил прилив отваги.
— Иногда, — сказал Ах, — обстоятельства меняются, и никогда не становятся прежними. Похоже, наступили именно такие времена, Ох. Это жизнь! Жизнь не стоит на месте, и мы должны поспевать за нею. Ах смотрел на своего изможденного компаньона и старался достучаться до его разума, но страх Оха уже превратился в гнев, и он ничего не желал слушать. Ах не хотел обидеть своего друга, но не мог удержаться от смеха — до того глупыми они оба ему показались!
Готовясь выйти в лабиринт, Ах почувствовал, как жизнь возвращается в его жилы, он уже обрел способность смеяться над собой и не боялся тронуться в путь. Ах объявил:
— Пришло время лабиринта!
Но Ох даже не улыбнулся и ничего не ответил. Ах поднял острый камешек и нацарапал на стене важную мысль для того, чтобы и Ох мог над ней подумать. И даже нарисовал вокруг надписи сыр, надеясь поднять Оху настроение, чтобы тот встряхнулся и отправился за Новым Сыром. Но Ох и не посмотрел на нее. А надпись гласила:
НЕ ЖЕЛАЯ МЕНЯТЬСЯ — ТЫ УГАСАЕШЬ!

Затем Ах высунул голову за дверь и с тревогой стал вглядываться в лабиринт. И подумал: как это его угораздило вести себя так бессырно, что он смог попасть в столь бессырную ситуацию! Ах понимал, что в лабиринте может не оказаться никакого Сыра, что он может и не найти его. Эта тревожная мысль лишала сил коротышку. Ах улыбнулся. Он понимал, что Ох думает только об одном: «Где мой Сыр?» Но Ах начал размышлять уже совсем о другом: «А почему бы не встать и не пойти поскорее за своим Сыром?» Ступив в лабиринт, Ах оглянулся на покинутое место и ощутил его тепло. Он почувствовал, как его буквально тянет назад, — пусть даже там уже давно нет Сыра. Ахом овладели тревоги и сомнения: а так ли уж хочется ему отправляться в лабиринт? У себя над головой он сделал еще одну надпись на стене и некоторое время смотрел на нее:
ЧТО БЫ ТЫ СДЕЛАЛ, ЕСЛИ БЫ НЕ БОЯЛСЯ?

Ах подумал над этим. Он понимал, что иногда опасения могут быть и полезны. Если вы боитесь, что ситуация может ухудшиться, если сидеть сложа руки, эти опасения подтолкнут вас к действиям. Но нет ничего хорошего в том, что страх сковывает вас по рукам и ногам. Ах посмотрел направо, в ту часть лабиринта, где он никогда не был, и опять почувствовал страх. А затем глубоко вздохнул, повернул направо и медленной трусцой отправился в неизвестность. Пытаясь отыскать свой путь, Ах поначалу переживал, что слишком засиделся в сырной кладовой С. У него уже давно не было во рту ни крошки Сыра, и он заметно ослабел. Ах видел, что ему гораздо труднее пробираться по лабиринту, чем раньше. Он решил, что, если подобный шанс представится в будущем, он постарается поскорее приспособиться к переменам. Это облегчит жизнь. А пока Ах слабо улыбнулся и мысленно произнес: «Лучше поздно, чем никогда».
В течение нескольких последующих дней Аху удавалось иногда находить понемногу Сыра, но хватало его совсем ненадолго. Он рассчитывал найти кусок побольше, чтобы вернуться с ним к Оху и вдохновить того на выход в лабиринт.
Уверенности у Аха поубавилось. Пришлось признать, что он с трудом ориентируется в лабиринте. Со времени их последних вылазок многое вокруг изменилось. Думая, что направляется вперед, Ах плутал в коридорах. Продвижение шло по принципу «два шага вперед, один назад».
Приходилось непросто, но он все-таки решил, что возвращение в лабиринт и охота за Сыром были вовсе не так страшны, как он рисовал их себе в воображении.
Одно время Ах даже начал переживать: уж не переоценил ли он свои возможности, рассчитывая отыскать новый Сыр. Ах стал беспокоиться, что откусил гораздо больше, чем был в состоянии прожевать. Но тут же рассмеялся, потому что жевать-то ему было как раз и нечего!
Всякий раз, когда начинали одолевать тревоги, Ах напоминал себе, как бездарно он убивал время раньше, и что его нынешнее положение, каким бы тревожным оно ни было, гораздо приятнее пассивного ожидания на пустом месте. Ведь он контролировал ситуацию, а не покорно плыл по течению.
Затем он напомнил себе, что если Нюх и Шмыг нашли выход из сложившегося положения, то он и подавно сможет! Позже, мысленно оглядываясь в прошлое, Ах понял, что Сыр в сырной кладовой С не исчез за одну ночь, как он раньше полагал. Запасы Сыра там, в конце концов, начали понемногу истощаться, к тому же сам Сыр начал стареть. Вкус у него был уже не тот! Возможно, Старый Сыр стал уже начал покрываться плесенью, хотя Ах этого и не замечал. Ему пришлось признать, что при желании он вполне мог бы предугадать случившееся. Но такого желания у него не оказалось. Ах теперь понял, что перемены могли бы и не стать для него полной неожиданностью, если б он наблюдал за происходящим и предвидел грядущие перемены. Возможно, именно так вели себя Нюх и Шмыг.
Он остановился передохнуть и написал на стене лабиринта:
ЧАЩЕ ПРИНЮХИВАЙСЯ К СЫРУ, И ТЫ УЗНАЕШЬ, КОГДА ОН НАЧНЕТ СТАРЕТЬ!

Через некоторое время, после довольно долгих бесплодных поисков Сыра, Ах набрел на огромную сырную кладовую, которая выглядела весьма многообещающе. Однако внутри нее Аха ждало глубокое разочарование — кладовая была пуста!
— По-моему, ощущение пустоты посещает меня слишком часто, — подумал Ах.
Он был уже близок к тому, чтобы сдаться. Силы оставляли Аха. Он уже не ориентировался в этой части лабиринта и боялся, что может не выжить. Ах начал подумывать повернуть назад, к сырной кладовой С. По крайней мере, там он может встретить Оха и не будет страдать от одиночества. А затем Ах еще раз задал себе вопрос: «Что бы я сделал, если б не боялся?» Страх посещал его гораздо чаще, чем он готов был признаться даже самому себе. Ах не всегда осознавал, чего боится, но, понимая, как он ослаб, знал, что ему страшно идти одному. Подспудные страхи поворачивали Аха назад помимо его воли. Ах подумал об Охе — решился ли тот покинуть кладовую либо продолжает сидеть там, оцепенев от страха. Затем Ах вспомнил те моменты, когда ему было лучше всего в лабиринте — тогда, когда он шел вперед. Он стал писать на стене, понимая, что оставляет памятку и для себя, и, как он надеялся, для следующего за ним приятеля Оха:
ТОЛЬКО ДВИГАЯСЬ В НОВОМ НАПРАВЛЕНИИ, ТЫ СМОЖЕШЬ НАЙТИ НОВЫЙ СЫР!

Ах заглянул в темный коридор и опять почувствовал страх. Что ждет его впереди? Снова пустота? Или, еще хуже, неведомые опасности? Он начал воображать все мыслимые напасти, которые могут на него обрушиться. И чуть не запугал себя до смерти. А затем рассмеялся над собой. Он понял, что, уступая страхам, делает себе только хуже. Поэтому Ах выбрал то, что бы он сделал, если б не боялся, — двинулся в новом направлении. Едва возобновив свой бег по темному коридору, Ах начал улыбаться. Он еще не все понимал, но знал, что помогло его духу воспрянуть. Вера. Да, вера. Она принесла ему облегчение. Все больше наслаждаясь этим умиротворённым состоянием души: ни крошки сыра, не зная, куда он идет, что его ждет, Аха наполняло чувство удовлетворения.
Его осенила мысль о новом открытии. О причине своего довольства. И, чтобы мысль запомнилась, вывел на стене:
ДЕЙСТВУЯ ВОПРЕКИ СТРАХУ, ТЫ СТАНОВИШЬСЯ СВОБОДНЫМ!

Ах понял, что был пленником собственного страха. Движение в новом направлении освободило его. Сейчас он ощутил освежающую прохладу ветерка, веявшего в этой части лабиринта. Ах вдохнул полной грудью и почувствовал прилив сил. Он даже не представлял, как это здорово — просто побороть свои страхи! Уже давно он не чувствовал себя так замечательно. Ах почти что позабыл, что такое может быть. Чтобы приободрить себя еще сильнее, Ах начал мысленно рисовать приятные картины. В мельчайших подробностях он представлял себя сидящим посреди огромных россыпей своих любимых сыров — от чеддера до бри. Мысленно он уплетал все эти деликатесы и наслаждался их восхитительным вкусом. Чем четче он представлял себе образ Нового Сыра, тем реальнее тот становился, тем сильнее становилось желание продолжать поиски. Ах написал:
ЧЕМ ЯСНЕЕ ПРЕДСТАВЛЯЕМ СЛАДОСТЬ ОБЛАДАНИЯ НОВЫМ КУСКОМ СЫРА, ТЕМ РАНЬШЕ НАЙДЕМ ЕГО

«И почему я не поступал так раньше?» — спросил он сам у себя. Затем Ах помчался по лабиринту с еще большей энергией и азартом. Вскоре он увидел сырную кладовую, и у него перехватило дыхание: у входа в нее он заметил несколько кусочков Нового Сыра. Это были не известные для него сорта Сыра, но выглядели они замечательно. Ах попробовал их и нашел их вкус восхитительным. Он съел большую часть найденных кусочков Нового Сыра, а несколько положил в карман, чтобы подкрепиться ими позже, а может, и поделиться с Охом. Ах почувствовал, как силы возвращаются к нему. Затаив дыхание, он вошел в сырную кладовую. Та оказалась удручающе пустой. Здесь раньше уже кто-то побывал, оставив после себя лишь несколько кусочков Нового Сыра. Ах понял, что, будь он порасторопней, он наверняка нашел бы здесь побольше Нового Сыра. Ах решил вернуться назад и посмотреть, не готов ли Ох присоединиться к нему. Задержавшись на минуту, он написал на стене:
ЧЕМ БЫСТРЕЙ ТЫ ОСТАВИШЬ СТАРЫЙ СЫР, ТЕМ СКОРЕЕ НАЙДЁШЬ НОВЫЙ!



Это была первая часть. Из-за дурацких ограничений в ЖЖ, продолжение ищите в следующем посте.
Tags: self-dev
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments